10:04
ОбновитьСмайлыУправление мини-чатом

Главная » Статьи » Фанфикшен » Оригинальные

I'm right behind you. Глава 6

Двое


Гаррус сидел у бара второй час. После всей глупой ситуации бармен турианец наливал погруженному в думы собрату бесплатно. Пришедшее на инструметрон, запиликав, сообщение, Гаррус заметил только после того как бармен обратил на его левую руку его внимание.


«Приходи на стоянку аэрокаров. Я буду ждать».


Злобное желание проучить эту рыжую бестию просидев в баре ещё пару тройку часов, прошло после очередной стопки. Поднявшись на ноги, он ощутил весь выпитый алкоголь – мир слегка кружился, чувство абсолютного опустошения в животе и блаженное удовольствие где-то под панцирем. Пока он ехал в лифте, с силой заставляя себя не закрывать глаза улыбаясь, как идиот, приятным чувствам, он успел напугаться себя, на долю секунды мыслью о том, что на самом деле ему плохо, что он, возможно, отравился, и это всё яд который убивает вот таким приятным ощущением. Под ложечкой засосало ровно в момент, когда открылись двери лифта.


Шепард стояла возле аэрокаров, облокачиваясь на перила руками, и, как умеют делать только девушки, привлекательно выгибала спину. Такое, совершенно простое действие неописуемо будоражило фантазию. И да, она была в платье, без армейских ботинок на высокой шнуровке, или тех тяжелых, любимых, для выхода в космос. Она была в сапогах без каблука чуть ниже колена, и, как и платье, они смотрелись гармонично, со всеми этими заклепками. Приталенное темное платье с рукавами, но оголенными плечами. Она помнит, насколько сильно Гаррус любит её плечи. Эта мысль заставила турианца снова блаженно улыбнуться, позабыв безумные мысли о яде и про канадскую выскочку. Ради него Шепард никогда так не одевалась.


-Ты красивая.


Шепард обернулась на знакомый, ласкающий слух и после выпитого особо хрипловатый голос, улыбка нежно коснулась уголков её едва заметно подкрашенных губ.


-А ты забавно выглядишь.


Гаррус опустил голову вниз, с желанием осмотреть свое тело, но увидел только панцирь и костюм на внутренней стороне. Шепард посмеялась.


-Да, забыл что тут эта штука. – Он стукнул себя в грудь. – А что со мной не так?


-Выражение… - лица? Нет, этого явно недостаточно. – Всего.


-Ммм. Я вообще только что боролся с паникой от того что меня отравили.


-Отравили? – Расслабленное лицо Шепард сменилось взволнованным, тело напряглось.


-Я пил нечто вроде вашего бренди, Шепард. – Она понимающе кивнула головой.


-Так что у тебя был за план?


-Сейчас я не в состоянии его активировать… эм. Активизировать? – Шепард, поджав губы начала качать головой. – Давай остановимся на том что я просто не в состоянии привести его в действие?


-Пойдем на корабль?


-Смеешься что ли? Я тебя ждал. Вечер будет. Просто, не такой. – Шепард облегченно выдохнула, закрыв глаза. – Что, испугалась, что я правда уйду?


-Очень. – Голос дрогнул, это действительно, как показала практика, был один из самых больших страхов.


-Смеёшься что ли. – Гаррус задумчиво посмотрел куда-то вдаль. - Нет Вакариана без Шепард.
И она в очередной раз была готова расплакаться, только теперь от счастья. Проклятые слезы рядом с ним так и готовы были литься ручьями, будь-то радость, счастье, обида, удовлетворение. Всё. Эмоции захлестывали, и другого выхода почему-то не находили. Она молчала с закрытыми глазами, снова задерживая дыхания, чтобы удержать себя в руках.


Гаррус посмотрел на неё, потом сузил глаза из-за расплывчатой картинки, склонил голову направо, умиляясь, а когда она не спешила открывать глаза, нехорошо пошатываясь, он, взяв себя в руки, ровно прошел разделяющие их метры и медленно прикоснулся правой рукой в перчатке к щеке. Шепард вздрогнула. Он задержал руку на щеке, мизинцем скользнул по шраму у скулы, и направил руку дальше, путаясь в её жестковатых рыжих волосах. В груди защемило от удовольствие, он так долго ждал этого действия… Шепард опять вздрогнула и подалась вперед, медленно, нерешительно, Гаррус ускорил этот процесс положив левую руку на её спину, и прижав к себе.


Ещё волна дрожи, и ещё, и ещё, и если бы не гражданская одежда вмиг насквозь промокшая, Гаррус бы успел подумать, что у девушки начались конвульсии. Нет. Она просто плакала. Сейчас с ним была та Шепард, которая показала только часть себя, аккуратно выглядывая из-за угла, после Тучанки и Мордина. А кто-то из команды вообще спрашивал о нём у неё?
А про Тейна?


Гарруса охватила необъяснимая обида за неё, за все её старания, за всё что она отдаёт и за всё, чего не получает взамен. Он сильнее сжал девушку в руках, отчего дрожь участилась, к ней прибавились судорожные всхлипы.


Я хочу, чтобы она знала, что есть я, даже если больше никого нет. Есть я. 


-Шепард. Может, это все просто алкоголь меня окутал, и мне вообще все это мерещится, а я сейчас обнимаю бутылку в баре, но… я люблю тебя. Шепард, люблю. Со всей наивностью, а главное силой, со всей силой. Плевать испугаешься ли ты после моего признания, а может, вообще оставишь тут гнить на духами проклятой Цитадели. Я люблю тебя.


Шепард отпряла ровно настолько, что бы можно было спокойно смотреть в глаза озабоченного её состоянием турианца. Её глаза покраснели, тушь слегка растеклась, шрам приобрел особенно насыщенный цвет, а губы тряслись, как в фильмах драмах во время тяжелой реплики.


-А я люблю тебя, Гаррус Вакариан. И я не могу больше этому противится. Я так скучала… - Она вновь окунулась в объятия.


-Дурочка. А ведь могли больше времени вместе провести, по крайней мере, на двенадцать часов.
Шепард ткнула его кулаком в живот.


***


Аэрокар нёсся по дорогам лепестков Цитадели на автопилоте. Гаррус сидел за водительским сиденьем, повернувшись корпусом к пассажирскому на котором сидела Шепард, закинув голый, без сапог ноги на ноги турианца, приятно приоткрывая взгляду аппетитное бедро. Он поглаживал одной рукой ногу, другую положил на подлокотник, а Шепард сняла с него перчатку и маленькими пальчиками нежно бегала по тонким, длинным пальцам с острым когтём в конце. Кожа была жесткой и твердой, от рук веяло жаром. В те ночи перед Омегой и после он согревал своим теплом, таким, словно в его крови текла раскаленная лава.


-Знаешь, Шепард, я не раз представлял момент, когда прикоснусь к тебе. Когда, наконец, смогу снова ощутить твою самую нежную и вкусную кожу.


-Вкусную?


-Она у тебя слегка солёненькая, с таким запахом, от которого сносит крышу, знаешь ли... Я вспоминал тебя полгода изо дня в день, от того что не мог связаться сходил с ума, а когда надумывал себе что с тобой могут делать за измену, которую тебе пытались привить. - Он, забывшись, до боли сжал её ступню, Шепард не подала вида, заворожено слушая его голос. - Я не находил себе места, мысли о том что ты возможно в опасности были невыносимы. И все, чем я мог жить это работа. Когда я на грани жизни и смерти, я слегка отвлекаюсь, хотя, ты залезла настолько прочно в голову, что чтобы не происходило фоном идет дорожка как радио, о тебе. В любых ситуациях. И я хотел снова отправиться куда-то вроде Омеги, справляться с этим так, как я умею.


-Почему остался?


-Представил, как яростно ты ругаешь меня, опять спасая в последний момент. - Мандибулы радостно разошлись в стороны, демонстрируя ряд острых зубов в улыбке. - А знаешь что ещё в тебе неповторимо?


-Что?


-Когда ты говоришь, ты всегда смотришь в лицо. На мимику. Я же так не могу и с умным видом гляжу вдаль. А ты изучаешь лицо с таким нескрываемом интересом. Я заметил это ещё когда чинил Мако рядом с кроганом и той расисткой блондинкой… или брюнеткой? Тогда же, когда впервые начал к тебе неровно дышать.


-Ты влюбился тогда?


-А ты?


-Смеешься? Я только сегодня окончательно признала, что чувствую к тебе. Я помню, что мне нравилось, как ты говорил, поэтому с тобой я иногда общалась даже чаще чем с...
-Молчи. Я все ещё злюсь. Не на тебя, а на него, так что... Лучше ответь, почему ты так долго собиралась с мыслями?


Шепард молча продолжала изучать его руку, к которой прикасалась последний раз так давно, испытывая совершенно другие чувства, граничащие с абсолютной незаинтересованностью. Она прикасалась к ней как к части того, с кем она временами хорошо проводит время. Сейчас же она любила каждую морщинку, каждый миллиметр хотелось изучить и расцеловать, нагоняя все то время которого они лишились. То, что раньше было таким далеким и казалось абсурдом, теперь было тут, перед ней. И единственное что не давало спокойно насладиться моментом, было стеснение, подростковое, которое бывает только при первых прикосновениях, при первой любви.
Но ведь она у них была не первой? Может, дело во вновь приобретенных чувствах? Но он так смотрит, переводя взгляд с ласкающих его ладонь пальчиков на её томный взгляд. У него приоткрыт рот, так же, как у Шепард, потому что дыхания носом недостаточно, воздуха проходит катастрофически мало, и, кажется, это грозит обмороком. Он так же часто дышит, задерживая взгляд на желанных, алых, приоткрытых губах. Он с такой же опаской изучает ситуацию и так же расчетливо прокручивает все возможные варианты событий, и у него, так же от желания, мастерски продумать ходы для победы, как в шахматах, дальше первого хода не удается. А первых ход это поцелуй. Страстный и долгий поцелуй, с последующим срывом одежды. Раз такое бывает в первый раз, что у него?


Шепард наклоняется к его руке, его взгляд не отрывается от пухлых губ, он, не в состоянии обрести контроль над телом, даже не моргает. Она приподнимает его руку к своему рту и медленно проводит когтем указательного пальца по нижней губе, аккуратно огибает коготь и целует подушечку, наслаждаясь её грубостью. Он не отрывает взгляд от губ и собственной, потяжелевшей руки, Шепард упорно смотрит в его лицо, ожидая реакции.


Она покрывает мокрыми поцелуями весь палец, потом второй, третий, переходит к широкой, массивной ладони нежно касаясь её языком, Гаррус вздрагивает, и уловив момент вырывается из оцепенения, наконец позволив себе отпустить вожжи контроля, выпуская страстное желание на первое место. Целовать, облизывать, кусать, сжимать в руках, не отпускать. Все слова в бешеном ритме закружились в голове, фоном продолжали звучать когда он впился в её рот сильным, грубым поцелуем, звучали когда он приподнял её как пушинку на руках и переложил на заднее сидение, неожиданно объявившаяся энергия, которая придавала и без того сильному турианцу мощи, кричала в клетке, громко требуя внимания, требуя свободы. Все что происходило в последний месяц, слилось в голове в одно единственное пятно на горизонте, вся его жизнь превратилась в далекую точку, а весь негатив вместе с её красивым платьем слетел вниз, в ноги, там, где ему и место. Все, что было по настоящему важно, было тут, покрытое дрожью, как лист на ветру, хрупкое тело желанно раскрывавшееся ему навстречу. Шепард шустро перебирала пальцами по его костюму, ища заветные кнопочки, единственным желанием стало видеть его обнаженным, чувствовать все самые уязвимые места руками, ногами, телом.


Шепард в черном нижнем белье лежала под оголенным по торс турианцем который жадно целовал губы, облизывал шею и ушко. Спустившись ниже к самым нежным и манящим бугоркам Гаррус, не в силах бороться с желанием и тратить время на застежки, подцепил лифчик когтем и дернул на себя, ткань податливо разошлась в стороны. Глазу открылись два симметричных бугорка, мягких, упругих, со стоячими сосочками, покрытые мурашками. Одной рукой, не рассчитав и больно зацепляя кожу когтем, Гаррус сжал левую грудь, правую принялся покрывать жадными поцелуями, изредка покусывая и аккуратно оттягивая острыми зубами за сосочек на себя, наслаждаясь стоном. Шепард обхватила ногами его бедра, с силой прижала к себе, руками до боли сжимая сиденья.


За тонированными окнами мелькали многоэтажки, и единицы из десятка уходили настолько высоко, что внутри была необходима искусственная гравитация и подача кислорода. Они ехали внизу и с этого ракурса дома ничем не отличались друг от друга представляя собой сплошную мелькающую огнями стену, мимо летели машины, мимо летели жизни, мимо летела галактика, замедлив время ровно настолько, чтобы они, наконец, могли насладиться собой.


Оттягивать становилось физически больно, плотно прижавшие его ноги, пах к паху, не ослабляли хватку, она чувствовала его жар, чувствовала его, и, до крови кусая губы от возбуждения после массирования груди, ещё умудрялась сдерживать себя, не переходя на крик, который так спешил сорваться с губ. Гаррус прикладывая все усилия оторвался покрасневшей груди, и кончиком языка пополз ниже, обогнул пупок, остановившись возле трусов только для того чтобы так же бесцеремонно как и лифчик их сорвать.


-Гаррус... у нас нет ничего противоаллергического — выплевывая слова на выдохе, хрипя, Шепард попыталась приподняться, когда он с силой вдавил её в диван заднего сиденья, наклонился над её лицом.


-Не переживай об этом. Милая... ни о чем не переживай. - Он мимолетно лизнул её носик и вновь принялся опускаться к своей заветной цели.


-Обожебожебоже. - Все слова слились в одно предложение, повторялись словно молитва обезумевшим фанатиком то ли про себя, то ли вслух, руки наконец отцепились от кожевенного сиденья, и слепо, из-за крепко зажмурившихся глаз, нащупали голову турианца, его гребень и чувствительное место под ним.


От её вкуса Гаррус вновь потерял ниточки управление собственным телом, поцарапал когтем внутреннюю сторону бедра до крови, в момент особо сильно его сжав. Шепард этого даже не заметила. Он входил в неё языком, крепко держа ноги обеими руками, облизывал бёдра добавляя щекотных ощущений и непрерывно доставлял удовольствие своим жестковатым, как и все его тело, языком, уделяя особое внимание самой важной точке.


-Гаррусгаррусгаррус. Пожалуйста. - Стон перешел на громкий крик, тело натянулось как струна, напрягая каждую мышцу, напряжение сменилось судорожными подрагиваниями каждой конечности и счастливым возгласом с последней конвульсией.


Гаррус, тяжело дыша, отпрял от её бедер, заметил кровоточащую царапинку на ноге, он нежно её облизнул.


-Устала? - Шепотом спросил он, наклонившись над любимой. Она вспотела, прядки волос неряшливо прилипли ко лбу, а глаза не открывались.


-Я... только если быстро. Прости, сил нет. - Она взяла его за шею и прижалась ко рту, целуя. Гаррус одним движением стянул с себя остатки одежды, рукой задав себе верное направление, медленно, наслаждаясь её выгибающийся спиной и срывающимся с губ стоном полностью вошел. Шепард опять крепко обняла его ногами, задала медленный, размерный ритм. Узко сжимая его в самом теплом и уютном месте, Гаррус закатил глаза, понимая, что не сможет долго сдерживаться. Весь предел его мечтаний был сейчас здесь, в его руках. Податливые бедра, полностью раскрытая и уязвимая любовь всей его жизни, стонами которой наполнялась вся машина, стекла запотели, а их общий запах любви дурманил сознание.


С каждым входом Гаррусом опять овладевало желание брать, быстро, сильно, глубоко, темп ускорился, толчки усилились, в голове импульсом с новой силой билось её имя. Когда она начала сильнее сжимать его в себе, и, в преддверии нового оргазма прижала его руками к себе его торс, больно царапаясь о пластины но не смея отпускать руки, Гаррус максимально ускорился, наклонившись к её уху хрипло прошептал её имя, незамедлительно, вслед за его обращением Шепард откинула голову, застонав, затряслась под ним в пике удовольствия, он, вплотную прижавшись, полностью расслабился, позволяя достигнуть пика удовольствия одновременно. Спустя десяток секунд звериного рычания Гарруса вмиг оставили силы, и он упал на Шепард, тяжело выдыхая ей в шею, чувствуя носом удары её сердца в артерии.


***


-Все хорошо? - Он устроился на краю дивана, она лежала рядом спиной к нему и лицом к стене.


-Все идеально, Гаррус. Все было идеально.


Аэрокар, по всей видимости, выехал на верхнее шоссе, машин стало заметно больше и сплошной стены из домов как не бывало, только временами попадались одинокие громады.


-Какой у нас маршрут?


-Кажется, достопримечательности. - Шепард посмеялась.


-А ты, между прочим, так и не ответила на вопрос. Почему так долго?


-Я боюсь, что потеряю контроль, захочу спокойной жизни и брошу всё к чертям.


-Если ты этого боишься, значит, допускаешь такой вариант?


-Если я думаю о нем, это значит, что я его допускаю?


-Ого... - Гаррус определенно не ожидал что Шепард могла думать о нем и о спокойной жизни с ним.

Он смотрел в заднее стекло на «небо» Цитадели.


-Ну вот... Я уходила от этих мыслей ровно пока не отчаялась.


-М?


-Понимаешь... все что я делаю будут помнить три поколения. Я читала в какой-то книге одного из классиков, любая война живет три поколения, те, что видели все собственными глазами и те, которым это рассказывали старики. По-другому я просто цифра, Коммендер Шепард, такого года рождения, такого года смерти. Герой. Через два, если не раньше, столетия, дети будут получать двойки за то что не выучили дату моей смерти и биографию. Мне грустно. Я ведь живу для них, я посвятила этому свою жизнь.


-Ты посвятила её не им. Ты посвятила её тем, кого любишь. Ради их блага. Я бы думал так, а не пессимистично как Явик.


-Как Явик?


-Его любая фраза за завтраком на наши диалоги это — все что мы делаем сейчас, не будет иметь значения через пятьдесят тысяч лет, так что есть ли в этом смысл? Вот и ты туда же.
-Я, похоже, и правда часто с ним общаюсь.


-Чересчур я бы сказал. Лучше со мной общалась бы. - Гаррус прижал её к себе и замуровался в её волосах. - Я могу вырвать у тебя клочок волос и повесить её над кроватью как ароматизатор? - Шепард не без труда повернулась к нему, улыбаясь.


-Эта самая большая глупость, что я когда либо слышала. Нет.


-Что ж. Придется брать всю тебя. - Гаррус носом уткнулся в её нос.


-Давай пока что не афишировать нас?


-Чего так? Стесняешься меня?


-Помнишь, как ты когда-то сказал что не хочешь беспокоить команду?


-Ты мне всегда будешь это припоминать?


-Да. Теперь я не хочу беспокойств. Все. Теперьдай мне платье, мы уже подлетаем. - Гаррус перехватил её руку, тянущуюся к полу. - Отставить.


-Неа.


-Подчиняйся.


-Ты.


-Если хочешь. - Шепард вцепилась в него, поцелуем, чувствуя, как волна возбуждения вновь накатывает.


Но сейчас на это уже не было времени, сейчас они отбились на полдня от графика, а команда Нормандии искала их по всей Цитадели. Сейчас единственной заботой было платье, и аккуратный способ пронести порванное нижнее белье в каюту где она, задав курс до Тессии, сможет помыться и покушать, а может заглянуть к нему, полежать возле ковра или помочь с калибровкой. Сейчас работа. К которой теперь не хотелось возвращаться.






Оригинальные | Добавил: Seun_luise | Дата: 12.04.2014 | Просмотров: 2857 | Комментарии: 3

Всего комментариев: 3
Ketara 0
Нету(
П4ёлka 0
Эм, а продолжение есть?
Letto 0
Не поняла где комментарии, отличный фик, огромное спасибо что пишете. Я не мастер больших отзывов, мне нравится история, все персонажи канонны, грамотность чуть страдает, но с сюжетом и языком все отлично. Еще раз благодарю, вы спасение для шипперов))
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
База данных
Форма входа
Поиск в экстранете

Раздел информации
Глас народа
Что вас больше всего интересует на нашем сайте?
Всего ответов: 388
Данные
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сегодня заходили к Гаррусу:
,
------------------------
Этот сайт защищен «Site Guard» Система Orphus
Кредиты
Гаррус Вакариан Фан-Сайт

Чтобы узнать как помочь сайту кликните по картинке
Наши друзья

Наши баннеры
Гаррус Вакариан Фан-Сайт

Гаррус Вакариан Фан-Сайт

Для получения кода кликните по картинке
Настройки оповещения
Выключить звук
Выключить оповещение
Новое сообщение от
загрузка..