05:25
ОбновитьСмайлыУправление мини-чатом

Главная » Статьи » Фанфикшен » Оригинальные

Фиолетовый язык. Часть 2. Глава 8.

Глава 8
…Кровь из рассеченной брови заливала правый глаз, мешая нормальному обзору и противно стягивая относительно тонкую кожу века. Вейн утер лицевые пластины внешней стороной предплечья, о чем тут же пожалел – еще не затянувшуюся рану опалило болью. Азари, шедшая с ним плечом к плечу в яростном наступлении на противника, обратила на это внимание и на минуту отвлеклась от атаки, при помощи инструментрона использовала панацелин. 
Увы, это дорогого стоило ей самой: ускоренный радиоактивный вражеский заряд сбил ее щиты, следующий же прошил броню, а вместе с нею и ключицу.
- Проклятье!
Прямо у уха склонившегося над раненой азари турианца просвистело – из-за спин штурмовиков ОД прикрывали снайперы. Патрон Николь пришелся ровно по центру шлема одного из людей, оборонявших главный цех, по совместительству – командный центр занятого «Светилами» завода. Тело наемника осело на землю, смявшись, как пустая жестянка.
Оттащив по счастью живую, но заметно посеревшую азари, тихо скулящую, стиснувшую что есть силы зубы, чтобы не стонать в голос, за один из полированных станков, некогда аккуратных, сверх-эргономичных, а нынче взрытых и изрешеченных зарядами, Вейн сбивчиво велел ей дожидаться подмоги. Его запасы панацелина были уже на нуле – два раза он выручал сослуживцев, да еще раз не вовремя дала о себе знать недавно поврежденная спина. Идущие позади снайперы, как он понадеялся, помогут раненой… 
Получив короткий кивок морщащейся азари, Вейн бегом вернулся на позицию.

Последний оплот бандитской организации находился в четвертом цеху, расположенном несколько выше, под углом к прочим секциям, являясь чем-то средним между первым и цокольным этажом; крутой подъем создавал определенное преимущество для наемников, видевших с высоты большую часть наступающих ОД, однако же задняя стена, к которой медленно и с потерями теснили противника «Когти», была закрыта железными ребристыми пластинами, что создавало для наемников практически безвыходный тупик. Перед ним располагался небольшой блок контроля за готовой продукцией – нынче он служил командным пунктом организации. 
Искрящаяся энергией Волна сорвалась с рук одного из L-биотиков, оборонявших наскоро наваленные наверху баррикады, и врезалась в неровный строй штурмовиков в темных бронекостюмах с характерным белым рисунком; разлетевшиеся, как сбитые шаром кегли, дезориентированные, эти члены ОД тут же стали легкой добычей вражеских снайперов. 
Офицера, рванувшего было к лежащему неподалеку контуженному турианцу, резко осадил надрывный, перекрываемый треском женский голос в микронаушнике:
- Вейн, не надо! Вернись на позицию! Мне сложно тебя прикрывать, когда ты мельтешишь туда-сюда!
Даже сквозь шум выстрелов, биотические выбросы и помехи он явно различил истеричные нотки в голосе Ник. 
Ситуация давно уже вышла за рамки какого-либо плана. Техники-связисты не могли толком ни поймать волну главного штаба, ни настроить местную связь, отчего отряды, распределенные по довольно большой площади цеха, по сути, действовали вслепую; радиосвязь работала в крайне узких пределах, сбиваемая сильными помехами от «глушилок» «Синих светил». 
- Я не могу его бросить!
Ответ утонул в шуме и скрипе, вызывающем дикое желание сорвать с уха микротехнику и зашвырнуть ее куда подальше; увы, стоило Вейну потянуться к дезориентированному сослуживцу, как в то же место, куда ударила Волна, врезалась еще и Деформация. Полубессознательных агентов, не успевших подняться на ноги, отшвырнуло далеко прочь и, встряхнув, ударило об пол. Пару раз дернув ногой, сослуживец, к которому спешил на помощь турианец, обмяк и признаков жизни более не подавал.
-…трожно!!! Вейн… - пестрящая помехами связь передала вопль, полный волнения и страха.

Да что же это такое? Где остатки направленных сюда ОД, подмога, сама Ингарь’яна, в конце концов?

...Мощный заряд горящей дроби врезался в бок инженера, попытавшегося пробраться близко к линии атакующих и установить турель, и сбил его щиты. Второй заряд, последовавший тут же, отправил смельчака к праотцам.
- Посторонись! – с полным азарта рыком Кей-Рок вклинился в нестройную линию «Когтей», едва ли не вырываясь вперед. Броня его местами была поцарапана и сколота – на верном кроганском «Армагеддоне» тоже прибавилась пара боевых «шрамов». 
По правому и левому флангам наступления также произошло пополнение – около двенадцати агентов, включая двух лейтенантов, присоединились к атаке, значительно поднимая дух коллег, теснящих в тупик заметно заволновавшихся после такого поворота событий наемников.
В микродинамиках «Когтей», вызывая недоумение и радость вымотанных и уже почти отчаявшихся людей и инопланетян, зазвучал чистый и без каких-либо помех, звонкий саларианский голос:
- Ребята, следите за атаками их биотиков и массово контратакуйте сразу после выбросов! Не падайте духом! Связь с главным командованием будет восстановлена в ближайшие сроки!

Биотические атаки и заряды с утроенной плотностью обрушились на врага – воодушевленные хорошими новостями, агенты «Когтей» пошли напролом. Все реже вгрызались в неплотный ряд взрывы искрящейся голубой материи, стали чаще срываться вниз с покатого склона бездыханные тела в сине-голубой броне.

В перекрестье тонких линий прицела, многократно увеличенные, мелькали фигуры; вот голова рядового штурмовика, предусмотрительно защищенная прочным шлемом, его щиты только обновились и слабо мерцают в тусклом свете. Спина адепта, готовящегося к биотическому выбросу... голова притаившегося за ящиками инженера, пытающегося наспех залатать бреши в броне... Этого сделать ему не удастся. Мягкое нажатие на спусковой крючок, волна смягченной отдачи по телу, и ствол винтовки вновь начинает смертельную игру в прятки. 
Усилив приближение, через прицел Ник заметила в командном блоке врага какой-то переполох. Несколько людей, батарианцев и турианцев, судя по всему, верхушка "Светил", быстро и нервно набирали что-то на голографических терминалах, пока в какой-то момент один из них просто не отошел к дальней стене и не принялся вырывать из большого блока питания непонятные толстые черные шнуры, уходящие в неизвестность, куда-то за металлические пластины тупика. 
Прочие присутствующие хотели было его остановить, но, судя по жестам и поведению, были им осажены. Желая разглядеть эту, как казалось, важную и влиятельную фигуру "Синих светил", Николь прищурилась... и едва не подпрыгнула на месте от неожиданного осторожного прикосновения к собственному плечу.
Ствол винтовки крутанулся в направлении прямо противоположном тому, куда был повернут до этого.
- Эй, тише-тише! Это я, - саларианец с фирменной, слегка сумасшедшей полуулыбкой стоял за укрытием позади Ник, согнув руки в локтях и подняв их вверх; в одной из них он сжимал свой пистолет.
- Твою ж прабабушку, Вистлл! - девушка в сердцах сплюнула на пол, впрочем, тут же сменила гнев на милость - на лице ее возникла широкая, хоть и усталая улыбка. - Ты цел? Где вы с Роком пропадали все это время?
- Я в порядке, хоть наш дорогой пубертатный друг и чуть не порешил меня по дороге. В штамповочном цеху нас задержали некоторые... эксперименты, - Вистлл криво и довольно кровожадно ухмыльнулся, впрочем, тут же он посерьезнел и, глядя Никки прямо в глаза, заявил, - нужна твоя помощь. Необходимо перекрыть центральную, самую мощную глушилку "Светил".
Светлые брови девушки взметнулись вверх, в то время как брошенный в сторону командного блока взгляд ее уже оценивал расстояние и сложность планируемого марш-броска. Петляя по обстреливаемой местности, прячась за металлическими боксами и аппаратурой, им нужно будет преодолеть около тридцати метров и не быть подстреленными либо размазанными случайным биотическим ударом... Не так уж и сложно. Хоть и не просто.
Впрочем, как и всегда, Ник больше волновалась не за себя.
- Если я уйду, Вейн останется без прикрытия.
Вистлл вытянул шею и нашел взглядом турианского офицера - тот менял термозаряд, прячась за полуразрушенной пресс-машиной. Неподалеку от него Кей-Рок с громкой нецензурной бранью поливал врага из дробовика.
- Пока что все идет отлично. Ник, другие снайперы их прикроют, а без нормальной связи со штабом нам всем приходится туго, - саларианец влажно сморгнул большими раскосыми глазами.
- Твоя правда, - Николь вздохнула и на всякий случай проверила состояние термозаряда своей винтовки. - Каков план?

***

Мощный бронированный аэрокар на полном ходу влетел в искореженные недавним взрывом, почерневшие и изрешеченные зарядами ворота цеха номер один, после чего резко сбросил скорость и, снизившись, завис в полуметре от пола; из задней двери машины на серый бетон посыпались, словно крупные переспелые орехи, агенты "Когтей". Ингарь'яна, первой выпавшая из аэрокара, перехватив поудобнее тяжелую винтовку, заспешила впереди отряда, короткими фразами отдавая агентам приказы рассредоточиться по местности. Оглядываясь вокруг, глава правозащитной организации против воли предполагала худшее: внятных сообщений от ее подчиненных не поступало уже довольно долгое время, о состоянии и боеспособности отрядов ОД не было известно ровным счетом ничего, равно как и о силах противника. Решение выехать на место боевых действий Ингарь'яна приняла в порыве, вопреки изначальному плану, фактически, идя ва-банк. 
Пока что цех встречал бойцов лишь шумом работающих машин, застывшими лужами крови разных цветов да молчаливыми недвижимыми телами бойцов и, по всей видимости, не успевших убраться с завода рабочих. Не тратя даром времени и подавляя тяжелые предчувствия, турианский майор заспешила вглубь предприятия. 
В самом хвосте отряда, едва заметная в темных углах и затененных нишах, изредка мелькала зеленокожая тень в облегающем черном костюме.

С продвижением отряда вперед, через вторую и третью секции, в микронаушниках стали пропадать помехи и шумы и начали проскакивать внятные сообщения - до этого толком связаться хоть с одним ОД из штаба "Когтей" было практически нереально. Пока азари-связист пыталась на ходу настроить технику, Ингарь'яна, вслушиваясь в обрывки переговоров, вела бойцов на помощь к их измотанным сражением сослуживцам.
Внезапно, на выходе из скрипящего полуразрушенными механизмами и пышущего паром цеха турианка едва ли не нос к носу столкнулась с так же заплутавшим в изжелта-рыжих клубах человеком в сине-голубой броне, который, как и она, вел за собой небольшой отряд. 
Секундное промедление стоило командиру "Синих Светил" сбитых щитов и продырявленной в упор из тяжелой винтовки брони, а нескольким его спутникам - жизни; "Когти", моментально занявшие ближайшие укрытия, открыли по противнику агрессивный и точный огонь. Судя по всему, этот отряд "Светил" спешил из дальней пристройки "Хене майкро текнолоджис" на помощь к своим, вознамерившись напасть с тыла и взять агентов ОД в кольцо.
- Прием! Прием! Штаб!? Оно работает? - неожиданно громкий и четкий голос в микронаушнике заставил Ингарь'яну вздрогнуть и спрятаться за уже нерабочий станок, напоследок пустив заряд в противника и тем самым положив вражеского инженера:
- Говорит Ингарь'яна Мерхкури, прием. Отряд Альфа уже здесь, мы идем к вам на помощь!
- Майор, здравствуйте! Отличные новости! Со связью проблем больше не бу...
- Кто это говорит? - перебила звонкий голос командир "Когтей", высовываясь из-за укрытия, быстро прицеливаясь и пробивая голову треклятому предводителю вражеской группы; с их стороны в турианку в ту же секунду полетела осколочная граната. Спасаясь от взрыва, Ингарь'яна отскочила прочь и перекатилась за соседний станок, испачкавшись в черной маслянистой жиже, что натекла на пол из одной из разорванных трубок.
- ОД-21, Ви... А-а-г-х-х! - голос в микронаушнике внезапно коротко вскрикнул и как будто бы удалился куда-то прочь. Послышался глухой удар, после чего связь оборвалась. 
- Агент! Агент!! Пр-роклятье! - поскальзываясь в черной луже, снайпер поднялась на колени, затем выпрямилась и внезапно выскочила из-за укрытия. Ее люди в опасности, возможно, на грани гибели, а она возится здесь с кучкой недобитых наемников! 
Короткая перебежка - и глава "Когтей" безрассудно и нагло одним махом запрыгнула за поваленную набок железную пластину, служившую укрытием для троих бойцов "Синих Светил". Первый противник был оглушен ею прикладом, второй, успевший выпустить пару зарядов по щитам майора, рухнул с распоротым резотроном брюхом; третий, в упор простреленный из тяжелой снайперской винтовки, попытался с хрипом отползти прочь, но вскорости замер и испустил дух. 
Инопланетянка, рявкнув приказ поторапливаться, рванула вперед по пустому коридору, ведущему к четвертой секции; отряд Альфа, следуя примеру своего командира, принялся спешно добивать последних из "Светил". 
На подходе к конечной секции Ингарь'яна чуть замедлилась, дожидаясь команду, и прислушалась к происходящему вокруг. Из четвертого цеха доносился странный гул, словно двигалось нечто массивное, тяжелое, иных же звуков слышно не было. Ни переговоров, ни криков, ни стрельбы.

***

Звон, переходящий в мерзкий тонкий писк в ушах - такой, словно это мелко-мелко вибрируют ее собственные перепонки - заполнял враз отяжелевшую голову. Боль в ушибленном затылке и плечах как будто бы немного им заглушалась, однако затормаживалось при этом и сознание. Рука бесконтрольно, до белых костяшек стискивала рукоять почти бесполезной в этом сражении "Фаланги", оброненной напарником и каким-то образом оказавшейся теперь в ее руке. 
Мощная, тяжелая винтовка Николь валялась неподалеку - изломанная, искореженная, принявшая на себя большую часть урона от того биотического залпа, что отбросил ее владелицу далеко в сторону, не дав той защитить саларианца.
Снайпер повела головой слева направо, мутным взглядом окидывая пространство перед собой и пытаясь собраться; во рту чувствовался специфический привкус крови - из-за удара о стену девушка прокусила себе язык. На удачу Николь, ее, судя по всему, сочли либо умирающей, либо глубоко контуженной, потому и оставили в покое.
Вистллу же, увы, повезло гораздо меньше. 

Когда наемники через стекло командного блока заметили, что двое "Когтей" подобрались к их глушилке и уже обезвредили аппарат, трое из них выскочили на площадку и запустили в диверсантов таким потоком биотики, что увернуться было практически невозможно; сияющей и гудящей голубой волной Никки отбросило прочь и ударило о стену. Уже с пола она увидела, как ее напарник был схвачен петлей голубого пламени, распят ею, а после - окутан светящимся шаром биотики, запаян в него, словно страдающая, бьющаяся муха в неумолимый янтарь, и унесен куда-то прочь теми, кто смог его схватить. 

Теперь, постепенно приходя в себя, снайпер начинала понимать, что что-то вокруг изменилось: выстрелы, до этого звучавшие непрекращающейся канонадой, постепенно и неуверенно стихали. Замещал их гул биотики, странно знакомое Ник шипение каких-то механизмов и чужие, незнакомые голоса.
Стремясь понять, что же творится, она, с усилием поднявшись на ноги и опираясь на подворачивающиеся под руку поверхности, проковыляла вперед и замерла за широкой колонной, с другого боку изрешеченной вражескими и союзническими выстрелами. 

По центру возвышения, которое стремились захватить бойцы "Когтей", перед командным блоком - последним оплотом наемников - открыто стояли главари "Синих светил". Три биотических нити связывали троих из них с коконом, в котором был распят словно остекленевший Вистлл. Бездонные глаза его застыли, а по нетипично строгому лицу, насколько могла видеть из своего укрытия Ник, периодически пробегала мучительная судорога... Сердце девушки болезненно сжалось от отчаяния и невозможности помочь другу.
Непривычную тишину вспорол голос одного из боссов наемников, высокого тураинца в шлеме и дорогой броне с эмблемой "Светил":
- Я что, недостаточно ясно выразился? Ингарь'яна, либо ты сейчас сама поднимаешься сюда, либо пострадают гражданские.
Что? Но ведь их Ингарь'яны здесь нет! Да и к тому же - каким образом эта недобитая шайка могла бы отсюда, из своего последнего угла, навредить жителям Омеги? Однако когда взгляд Николь скользнул за спины наемников, молодое сердце пропустило удар: дальней стены, к которой все это время правоохранительная организация теснила бандитов, не было и в помине. За полупрозрачной мембраной, затягивающей нынче огромный выход, располагался ряд огромных колб, что-то около чертовой дюжины, в которых в состоянии искусственного сна находились... райзен. На наружной площадке находилось также несколько транспортных аэрокров, явно припасенных на случай поспешного отступления; неподалеку от завода виднелась широкая магистраль и мерцающие во тьме многочисленные красные огни жилых районов. 
Ник едва сдержала стон отчаяния - как "Когти" могли так жестоко облажаться? И что же им делать теперь..?
- Я вижу, угрозы не принимаются всерьез. Воск, разгерметизируй-ка пару аквариумов. Пускай зверюшки прогул.. - самодовольного турианца в глухой броне оборвал на полуслове властный, но слегка сбивающийся, вероятно, из-за быстрого бега, голос Ингарь'яны, внезапно послышавшийся откуда-то с задних позиций.
- Нет! Остановись! Я иду.
Жестом велев отряду, который пришел с нею вместе, занять укрытия и не следовать, турианка уверенно пошла вперед под пристальными и тяжелыми взглядами нескольких наемников, что были без шлемов. 
Один из них, особо наглый батарианец с лицом еще более уродливым, чем обычно бывают у этой расы, сплюнул противно коричневую слюну прямо под ноги поднимающейся на возвышение Ингарь'яны - что, впрочем, было оставлено ею без внимания. 

Со своей позиции никем не замеченная Николь могла отлично видеть и слышать все, что происходило меньше чем в десятке метров от нее, но что-то сделать, увы, была бессильна.
Пока глава "Когтей" шла к вызвавшим ее на разговор боссам "Синих Светил", Ник успела найти взглядом сидящих за укреплением Вейна и Кей-Рока. То, что последний сдерживается из последних сил, было заметно даже со значительного расстояния: турианец, судя по жестам и поведению, все пытался успокоить крогана, который рвался, невзирая ни на что, спасать друга, угодившего в биотическую клетку и болтавшегося жуткой безвольной куклой в руках врага. Сам Вейн тоже был беспокоен, поминутно оглядывался и заметно нервничал - то, что Никки не отвечала на его настойчивые радиовызовы, этому немало способствовало. 
Однако сейчас разговаривать она не могла, ведь выгодная позиция снайпера, пусть даже и с совершенно неподходящим оружием, не должна быть раскрыта до последнего.

Ингарь'яна остановилась примерно в метре от группы боссов "Светил", трое из которых удерживали биотический шар с Вистллом, а двое, верно, самых главных - выступили вперед. Помимо них еще трое или четверо людей копошились в командном блоке, готовясь к скорому побегу. 
Сохранять самообладание, находясь на краю грандиозного поражения, когда каждый слишком громкий или же слишком тихий вздох грозит провалом, главе "Когтей" было неимоверно сложно - Ник видела, как сжались в кулаки трехпалые кисти турианки, как до скрипа врезались друг в друга мелкие пластины брони на ее спине.
- Итак, майор, - начал довольно высокий батарианец в возрасте - его хриплый голос резанул по слуху Николь, - или подстилка для азари, я уж не знаю, как правильно к вам обращаться, вы совершили большую ошибку, решив, что сможете покончить с нашей организацией, устроив на этот завод настоящий бандитский налет. 
- Оскорбления? Как это типично, - Ингарь'яна одарила наемника холодным презрительным взглядом желтого глаза. - О вас, Дел`Сера, я могу сказать еще меньше приятного. Рэкетир? Работорговец? Наркоторговец?
Коричневокожий батарианец хрипло рассмеялся, обнажая в улыбке частокол тупых желтых зубов.
- О, да я, оказывается, знаменитость!
- В отличие от ваших приспешников, - хмыкнула турианка. 

Сидевшая за колонной и все слышавшая Николь не могла взять в толк: зачем Ингарь'яна разводит с этими бандитами светские беседы вместо того, чтобы действовать? Может, выжидает удобного момента, или... Девушка вынырнула с другой стороны колонны и вперила взгляд в самый дальний и темный угол помещения. Зрение пришлось поднапрячь, однако она уловила движение в тени - похоже, майор и вправду подготовила прикрытие. 
Ник мысленно похвалила себя за то, что додумалась с первой своей зарплаты, полученной в "Когтях", провести генную модификацию собственных глаз.

Турианец в шлеме, что стоял рядом, нервно переступил с ноги на ногу и хмыкнул.
- Не волнуйтесь, майор, я еще прославлюсь. А вот вы, вместе с вашей шайкой прихлебателей Главной Шлюхи Омеги, скоро канете в небытие.
- Поживем - увидим, - туманно отозвалась Ингарь'яна. Николь проследила за ее взглядом: теперь глава "Когтей" рассматривала колбы за барьером, обшаривала глазом каждый сантиметр толстых стекол, трубок и проводов. Ее интерес не остался незамеченным батарианцем; повернувшись к барьеру, он проговорил:
- Вижу, вас интересуют мои подчиненные? Вряд ли они, конечно, таковыми себя осознают... Вряд ли они вообще хоть что-то осознают, - Дел`Сера хохотнул, и турианка едва заметно поморщилась. - Однако это весьма практично, не находите? Солдаты, которые служат вам даже после смерти.
Ник поежилась от вновь раздавшегося смеха этого жестокого весельчака.
- Это отвратительно, - веско уронила майор, и хриплый смех батарианца оборвался. - Эти твари похожи на хасков! Они - чудовища! Солем, неужели вы не понимаете - все, что создано Жнецами, никогда не принесет в наш мир ничего хорошего!
Внезапно раздражившийся босс "Синих Светил" резко развернулся к своей невольной собеседнице; морщинистые руки его, сжавшиеся в кулаки, засияли голубым светом.
- Ничего хорошего? А как же мощь, как же сила, неограниченные возможности? Если бы не "L-миллениум", я никогда бы не познал того могущества, которым обладаю сейчас! Только трус и глупец откажется от такого!
- Но какой ценой достается это могущество!? - почти крикнула Ингарь'яна.
Стоящая за колонной Николь удивилась: это начальница так вошла в роль, или же в пылу спора просто забылась? Впрочем, следующее, что сказал босс "Светил", стало для всех ушатом ледяной воды.
- Именно поэтому, майор, с вашего позволения мы сейчас отбываем отсюда, и вот этот юноша, так удачно подвернувшийся под руку, - сухая коричневая ладонь обратилась к шару, в котором все так же висел Вистлл, - едет с нами.
- Что!? - ропот удивления и недовольства прокатился по рядам агентов "Когтей".
Турианец в шлеме выступил вперед, ткнул пальцем в Ингарь'яну и глухо прорычал:
- Только не делай вид, что ты не знаешь, откуда Морок к вам пришел! Трус и перебежчик! Но ничего, слизняк нам свое отработает – такой, как он, вполне способен довести "L-миллениум" до идеала.
- Этого не будет! - рявкнула майор. Предчувствую скорую развязку всей ситуации, Николь проверила термозаряд и перехватила пистолет поудобнее; краем сознания она вспомнила, что "Морок" была кличка Вистлла во времена работы на "Светила".
- Скажите спасибо, что мы вообще ведем переговоры, а не просто выпустили райзен из банок! Ситуация накалялась с каждой секундой, и апогеем ее стала безапелляционная фраза батарианца:
- Саларианец идет с нами. Точка!

Со стороны биотической сферы, импровизированной тюремной камеры Вистлла, раздался треск. Обернувшись на звук, пораженная Никки увидела, что по ее поверхности бегут белые трещины, похожие на молнии. Саларианец внутри скорчился наподобие человеческого эмбриона; девушка не могла видеть его лица, но дрожь, пробегавшую по тщедушному телу, не заметить было нельзя... Вистлл отчаянно боролся с тремя наемниками, усиленными L-имплантами.
- Держите его крепче! Уходим! - прозвучал сквозь треск хриплый голос Солема. Однако не успели наемники сделать и шагу, как:
- Р-Р-Р-А-А-А-А! - с ревом, достойным иерихонской трубы, на возвышение стремительно взбежал Кей-Рок. Ни приказы, ни уговоры, ни, упаси духи, попытки препятствовать не могли бы сейчас помешать молодому крогану в буйстве кровавой ярости спасти друга. Сбив с ног одного из тех, кто удерживал биотическую клетку с саларианцем и пробежавшись по его распростертому телу, он рванул к следующему и, не дав тому и секунды на то, чтобы атаковать, пробил грудную клетку в упор из дробовика.
Словно очнувшись от ступора, в эту секунду все пришли в движение. Бойцы "Когтей" возобновили обстрел оставшихся вражеских снайперов; Николь выскочила из своего убежища и поспешила на помощь к Кей-Року; совершенно не по-женски оскалившись, Ингарь'яна резко полоснула алым клинком резотрона по шее Солема, но, увы, наткнулась на щиты, на что хохотнувший батарианец ответил ей контрударом. Сбоку замаячил турианец в шлеме, и майор рявкнула на весь ангар:
- Ута!
Спустя секунду точный выстрел из ниоткуда положил батарианского прихвостня на бетонный пол. Не отвлекаясь на упавшего, Дел`Сера продолжил схватку.

Последнего из тех, кто удерживал сферу с Вистллом, оказалось взять сложнее всего. Как видно, саларианец уже устал сопротивляться, а его пленитель, усиленный L-имплантом, только вошел во вкус. Кей-Рока два раза относило прочь и швыряло о стену, несколько раз придавливало к полу сильнейшей деформацией; кровь из разбитого головного нароста теперь заливала всю правую половину лица крогана.
Николь постепенно подкрадывалась к наемнику сзади, стараясь максимально сократить расстояние до цели - со слабенькой "Фалангой" у нее был всего лишь один шанс на верный выстрел.
Человек в очередной раз отправил крогана в затяжной полет под потолок, и в этот момент подкравшаяся снайпер заметила, что биотика его слабеет. Девушка как следует прицелилась - но заряд просвистел буквально в паре сантиметров от хребта наемника, лишь сильно оцарапав его шею. 
- Проклятье! 
Из рассеченной артерии противника захлестала кровь, и тот по инерции схватился за шею; но ведь скоро он сообразить применить панацелин! Ник лихорадочно начала целиться вновь, и тут прямо над ее ухом раздалась очередь из винтовки. Прошитое выстрелами, тело наемника неуклюже свалилось на пол, а сияющая сфера наконец распалась, выпуская на волю Вистлла; обморочный саларианец упал на пол неподалеку от трупов своих пленителей.
- Вейн! - резко обернувшись, девушка с удивлением и радостью обнаружила за спиной своего парня. Турианец в два шага дошел до нее и крепко обнял.
- Почему ты не отвечала на вызовы? Я испугался, что с тобой что-то случилось! - он осторожно провел пальцем по грязным платиновым прядям волос, выбившимся из прически, отметил припухшие разбитые губы и ссадину на щеке. - Куда ты пропадала?
Николь с нежностью заглянула в оранжевые глаза, но тут же обернулась к безжизненно лежащему на полу напарнику.
- Вейн, сейчас не время для рассказов! Нам нужно спешить.
Вдвоем они добежали до Вистлла - в то же время до распростертого на земле саларианца доковылял и ранее "отправленный в полет" кроган. 
- Как он? - необычно тихий и печальный, обреченный голос Рока заставил Никки вздрогнуть.
Присев на корточки над телом и использовав инструментрон, Вейн определил, что Вистлл жив, но находится в состоянии сродни комы.
- У него сильнейшее нервное истощение; нужно унести его отсюда.
Вопреки ожидаемым протестам, кроган безропотно, очень осторожно, так, словно его напарник вдруг стал стеклянным, поднял на руки бледно-серого саларианца и, не обращая внимания на собственные кровоточащие раны и свистящие тут и там заряды, поспешил к выходу из цеха. 
Ник и Вейн проводили его взглядами, оба удивляясь тому, как же на самом деле привязан Рок к Вистллу, и в душе надеясь, что с ребятами все будет хорошо.

Внезапно позади зазевавшейся парочки грянул биотический залп; оба отлетели на метр вперед и едва не "поцеловались" с полом. Солем, с которым все еще один на один сражалась Ингарь'яна, наплевав на честный бой на резотронах, пустил в ход биотику. Оставшиеся на поле бойцы ОД-21 поднялись и поспешили на помощь к своему начальнику.
- Нет, не сюда! Остановите тех, кто выпускает райзен! - завидев бегущих к ней Никки и Вейна, крикнула запыхавшаяся Ингарь'яна. И верно: за переливающимся барьером сновали двое наемников "Синих Светил", выдергивая трубки из аквариумов; еще около шести бандитов уже отбыли с платформы на заранее подготовленных аэрокарах. В цеху остались лишь Солем, двое турианцев за барьером, пара рядовых бойцов, каким-то чудом удерживавших позиции и не дававших всем прочим "Когтям" подойти к возвышению, и... около тринадцати пока еще спящих райзен.
- Ты сможешь его деактивировать? - с тревогой обратилась девушка к офицеру, который уже копался в настройках инструментрона.
- Попытаюсь. Пр-роклятье... эта работа раз за разом ставит передо мной все более сложные задачи, - в мягком голосе Вейна наряду с напряжением тем не менее послышалось некое довольство; Ник догадывалась, что сейчас ее парню припомнились серые однотипные будни канувшего в лету СБЦ. Службы безопасности, уничтоженной Жнецами вместе с Цитаделью... И чтобы наследники Жнецов так же не уничтожили теперь "Когтей", офицеру придется постараться.
Пока Вейн работал над взломом, Никки прикрывала его спину; она видела, как загнанная скачками от биотических взрывов Ингарь'яна пытается при помощи винтовки сделать пару лишних дыр в Солеме. Батарианец оказался сильнее многих - вероятно, задатки биотика у него все же были, поскольку истощаться его энергия не спешила. Раздосадованный тем, что его сподвижники упустили саларианца, тот бросал мощнейшие сгустки биотики по всей площадке - такие, что под ними стонал и прогибался бетон.

Наконец полупрозрачный барьер замерцал и рассеялся - довольный Вейн повернулся к Николь, чтобы что-то сказать, но был тут же утащен ею за укрытие: два турианца-техника, оставшиеся на открытой местности и не успевшие разгерметизировать капсулы, принялись отчаянно палить по ближайшим "Когтям".
Это сыграло на руку Ингарь'яне: отвлекшийся на выстрелы Солем на секунду ослабил свой натиск, и этого турианке оказалось достаточно. Заряд из винтовки пробил и его ослабевшие щиты, и правое плечо; подскочившая к дезориентированному бандиту майор несколько раз врезала по четырехглазому лицу, после чего, что-то злобно прошипев, приставила ствол к нижней челюсти Дел`Сера и, не колеблясь, нажала на спусковой крючок.
Отброшенное на пол тело Солема несколько раз дернулось и замерло. Ингарь'яна, быстро сообразив, что находится на линии огня, забежала за ближайшую колонну. 

Шквал зарядов, летящих в сторону камер райзен и двоих оставшихся турианцев, становился мощнее с каждой секундой: бойцы «Когтей» рвались вперед, сминая, растаптывая последнее жалкое сопротивление полумертвых «Светил»; ведь они почти победили - оставалось только лишь не дать двоим смертникам выпустить на свободу монстров, не позволить наемникам совершить последний, страшный акт мести бескровными руками райзен.
При попытке выдернуть очередную трубку из сложной системы жизнеобеспечения райзен, один из наемников был сильно ранен в бедро, из-за чего упал, уронил оружие и пополз прочь; последний же турианец, не желая становиться посмертно сомнительным героем, бросил все и попытался добежать до одного из трех челноков, но заряд одного из агентов «Когтей» его догнал – бандит упал лицом вниз и более не двигался. 
Наконец канонада выстрелов затихла, и стволы в руках людей и инопланетян опустились в пол.
- Этого – в наручники, - кивнула на раненого Ингарь'яна ближайшим к ней оперативникам, и те немедленно побежали исполнять приказ, – зачистить территорию. Вызвать отдел санации. Вызвать техников – нам нужно обезвредить этих монстров…
- Не так быстро. – Смутно знакомый низкий с хрипотцой голос послышался со стороны командного блока, перебивая приказы Ингарь'яны и повергая всех в легкий ступор. Из тени расстрелянного, разбомбленного помещения на свет, чуть прихрамывая, вышел турианец – и Николь сразу поняла, почему его голос ей знаком. Это же тот инопланетянин в шлеме! Выстрел разбил и щиты, и броню, но наемник выжил, и теперь он смело ковылял по площадке так, словно был абсолютно уверен – ему ничего не угрожает.

Турианец на вид был среднего возраста, возможно, ровесником майора; красновато-рыжие глаза его смотрели внимательно, холодно на врагов, с которыми он остался один на один. На чистом, без татуировки лбу виднелась синеватая ссадина.
Державший в правой руке пистолет, он поднял левую вверх и оскалился – в его ладони был небольшой пульт управления: как несложно было догадаться, аппарат имел прямое отношение к резервуарам с райзен.

- А теперь, господа, все складываем на землю оружие… - даже будучи уставшей и потрепанной, Ник среагировала на удивление быстро: воспользовавшись тактической маскировкой, она нырнула в тень и заозиралась по сторонам в поисках лучшей позиции; похоже, наемник не заметил ее исчезновения – однако она сама потеряла из виду Вейна. Тихо чертыхнувшись, девушка затаилась во тьме. Если бы только при ней была ее любимая снайперская винтовка, а не еле живая «Фаланга»! 
- А теперь, майор, - обратился турианец к Ингарь'яне, очень медленно опустившей на землю оружие, - давайте обсудим условия, без пустой болтовни и шуточек. Солем, как я раньше думал, дураком не был, - его рыжий взгляд нашел лежащий на холодном бетоне труп бывшего соратника, - но он явно заигрался. Теперь: ваши люди погрузят один аквариум в челнок – мне плевать, выбирайте любой – и в этот челнок войду я. После этого я поднимусь в воздух, откуда сброшу пульт управления. Вот мои условия. Все по-честному!
Наемник усмехнулся, мандибулы его разошлись в холодной ухмылке.

Пораженная подобной наглостью, глава «Когтей» в первые несколько мгновений даже не смогла подобрать слов. 
Впрочем, в это время она успела принять решение. За долю секунды сдернув с пояса запасной пистолет, она приготовилась уже было нажать на спусковой крючок, но вдруг внезапный толчок в бок сбил ей прицел, и заряд ударил в бетонный пол в метре от бандита. 
- Какого..?
- Нет, погодите!
Никки, наблюдающая всю эту картину из укрытия, с запозданием, а после – с ужасом осознала, что между Ингарь'яной и удивленным турианцем, раскинув в стороны руки и загородив последнего собой, стоит… Вейн.
Только лишь тихий скрежет поврежденных механизмов нарушал теперь тишину огромного цеха.
- Ларс, эт-то... ты? – полностью развернувшись к наемнику и опустив вдоль тела пустые руки, офицер сделал шаг вперед; наемник, впрочем, поступать подобным образом не спешил. Он поднял пистолет выше и направил его на Вейна, хоть в его угловатом лице и читалось теперь удивление, смешанное с внезапной нерешительностью.
- Братец? Вот уж не ожидал… хах… надо же, - Ларс помотал головой, словно бы не понимая, что происходит, отрицая то, что видит. – Я думал, ты погиб. Папаша ведь засунул тебя в СБЦ, разве нет?
- Так и есть, - лица своего парня Ник видеть не могла, однако непривычно сиплый голос и ссутуленные плечи выдавали то, как плохо и больно сейчас было Вейну. Девушка решила подобраться ближе к говорящим: офицер «Когтей» вряд ли сможет навредить родному брату, у него попросту не поднимется рука; но вот подумать так же о старшем Ори‘ине Николь вряд ли могла – уж больно холодным, отстраненным взглядом смотрел Ларс впереди себя. Взглядом хищника, готового на все, лишь бы вырваться из ловушки. – Мы… я успел улететь со станции, когда все рухнуло. Потом отправился на войну. А ты..?
Ингарь'яна, все так же полусидящая на корточках на расстоянии пары метров от говорящих, была напряжена как струна, однако же пока никаких действий не предпринимала.
- Как видишь, - Никки отметила, что Ларс уже поборол изумление и первый порыв, и теперь вел себя довольно холодно и отчужденно. Не так, как ведут себя родные братья после многих лет разлуки.
Вероятно, почувствовал это и Вейн. Опустив взгляд, он тихо пробормотал:
- Как видно, на беседу ты не настроен. Скажи мне только одно: почему? Почему ты ушел?
Ларс фыркнул и прошел немного вбок, сунул пистолет за пояс и сказал:
- Вот почему, - поднявшему взгляд Вейну он продемонстрировал небольшой сияющий голубоватый шар биотической энергии, что крутился над его ладонью. Младший Ори’ин в удивлении мотнул головой:
- При чем здесь «L-миллениум»?
Ларс сверкнул на брата глазами:
- Да дело не в этом проклятом импланте, идиот! А в том, что я – биотик! – шар сорвался с ладони турианца и с гулом рассеялся в воздухе. – Думаешь, почему в учебном лагере я был всегда едва ли не во всем лучше всех? Биотика! И благодаря ей я мог бы достичь многого – но нет, папаша никогда не видел дальше этого проклятого СБЦ. 
- Что за бред ты несешь? – Вейн отступил от Ларса на шаг, выставив руки перед собой, словно в попытке отгородиться от того, что говорил ему старший брат.
- Я скрывал это, - турианец с чистым лицом прошелся взад-вперед; похоже, у него на душе все же тоже накипело, поскольку на сотню присутствующих при своеобразном семейном разговоре агентов «Когтей» он не обращал ни малейшего внимания, - до последнего курса учебки. Но там один из тестов выявил мои способности, и о них доложили отцу. Ты не слышал, какими словами он меня поливал! Словно я был виноват в том, что родился особенным, не таким, какой им был нужен!
Николь в своем укрытии неосознанно подалась вперед и едва не окликнула Вейна, когда тот вдруг сорвался с места и, подойдя почти вплотную к брату, бросил:
- И потому ты сбежал, предоставив родителям возможность лепить то, что они хотели, из меня.
- А почему нет? Если бы не это, ты, быть может, ковырялся бы сейчас в каком-нибудь гнилом цветнике на Дигерисе. Если бы вообще был жив! – оскалился Ларс.
- С чего ты взял, что мог решать это за меня? Ты ничем не лучше отца! – внезапно подскочивший к брату, Вейн вдруг с силой врезал кулаком по угловатому лицу, так, что последнего босса «Светил» отнесло на пару шагов назад. Офицер замер в нерешительности… Наемник сплюнул синюю слюну и холодно усмехнулся, быстро вытаскивая из-за пазухи пистолет и резко наставляя его на родного брата.
- А я и не претендую.
- Вейн, нет!
Выкрик Николь, рванувшей из укрытия, утонул в грохоте выстрела снайперской винтовки, прозвучавшего из-за одной из колонн; выстрел из пистолета прозвучал секундой позже, отразившись звоном – заряд повредил щиты, но броню не пробил. Бегущая к пораженно стоящему, словно истукан, Вейну Николь видела, как зашатался Ларс, как из его враз ослабевших рук выпал и пульт, и пистолет, как из ровной круглой дыры в его черепе потекла струйка синей крови, после чего безжизненное уже тело с глухим металлическим звуком упало на бетон.

Ингарь'яна наконец поднялась во весь рост, но нарушать повисшую тишину приказами не спешила – она видела и слышала все происходившее. 
Девушка подбежала к инопланетянину, на ходу оценив, что физического ущерба враг ему не нанес, после чего замедлила шаг и осторожно подступила, коснулась руки.
- Вейн?
Офицер смотрел на распростершееся перед ним тело, и янтарные глаза его были пугающе пусты – ни грусти, ни злости, ни жалости. Лишь бесконечная, бездонная пустота.
- Он выстрелил в меня, Ник. Он в меня выстрелил.
Агенты «Когтей», стоящие вокруг, понемногу зашевелились; кто-то отправился проверять территорию, кто-то занялся ранеными, оставшимися за укрытиями. Ингарь'яна тактично отступила прочь, жестами указав паре техников проверить контейнеры с райзен. По счастью, ни один из монстров так и не подал признаков пробуждения.
Николь тяжело вздохнула, подумав, взяла турианца за запястья и развернула к себе, заглянула в его безжизненные глаза. Что бы она могла ему сказать? Что его брат эгоист и расчетливый подонок, готовый ради собственного спасения идти даже по трупам родственников? Что это проклятый имплант извратил его сознание?
- Он этого не хотел. 
Вдруг Вейн вздрогнул и словно сломался, нагнулся к Ник и крепко, отчаянно сжал ее в объятиях. Броня девушки со стоном погнулась вовнутрь, от столь бесконтрольно крепкого стискивания дыхание Николь перехватило. Однако девушка и не думала вырываться – напротив, она так же сильно сжала в своих руках худую турианскую талию, словно желая в эту минуту сквозь броню, сквозь ткань, сквозь экзоскелет и кожу стать со своим любимым единым целым, показать ему – он не один в этой Вселенной.

И никогда больше он не будет один. 






Оригинальные | Добавил: Ketara | Дата: 30.11.2014 | Просмотров: 384

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
База данных
Форма входа
Поиск в экстранете

Раздел информации
Глас народа
Что вас больше всего интересует на нашем сайте?
Всего ответов: 385
Данные
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сегодня заходили к Гаррусу:
anutik,
------------------------
Этот сайт защищен «Site Guard» Система Orphus
Кредиты
Гаррус Вакариан Фан-Сайт

Чтобы узнать как помочь сайту кликните по картинке
Наши друзья

Наши баннеры
Гаррус Вакариан Фан-Сайт

Гаррус Вакариан Фан-Сайт

Для получения кода кликните по картинке
Настройки оповещения
Выключить звук
Выключить оповещение
Новое сообщение от
загрузка..